Как я снимаю в театре

В этой статье я поясняю технические и организационные моменты фотосъемки в театре, о том как я ее вижу, и с чем вы столкнетесь, пригласив меня ее сделать. Т.е. этот материал для Постановочной и Административной служб театров.

Первое:
я всегда комплексовал и, как оказалось, продолжаю, когда меня называют театральным фотографом. Я воспринимаю это определение как свидетельство ограниченных проф. возможностей. Потому что никаких специфических навыков для фотосъемки в театре я до сих пор не знаю. А снимаю более 10 лет. Театр - это только обстоятельство места, и любой проф.фотограф, случайно оказавшийся в нем, должен уметь справиться с любыми тех.сложностями. Нет никакой специальной науки в съемке при меняющемся освещении на сцене, двигающихся людей и декораций… С технической точки зрения, все то же самое, как если бы это происходило с валками сталепроката в цеху металлургического завода. Только комфортнее: не так шумно, больше красивых женщин, и музыка вокруг. Я фотографирую людей. Главным образом, то как они работают. И мне важнее их самоотдача и вовлеченность в процесс, а не мой тематический опыт. Единственное явное преимущество, которое я ощущаю от причастности к данной профессиональной теме - это доступ к десятку-другому театральных столовых по всему городу, вкусных и очень демократичных по ценам. В обеденное время на любой их проходной я - театральный фотограф, так и быть. Туше.


Урок фехтования, класс Андрея Ураева. Школа-студия МХАТ. Курс Кирилла Серебренникова. 2011.

Ок.
Теперь о сложном. Что нужно театру от фотографа? Театрам нужна только рекламная картинка для привлечения внимания зрителя! Передать глубину драматического момента, напряжение и волшебство сцены… нужно бывает только самому фотографу. Тому, кто верит в то, что его средства выражения как-то сравнимы со средствами, доступными актеру на сцене. Вопрос, «почему люди ходят в театр, а не смотрят спектакль по тысяче предложенных фотографий?», как правило, остается без ответа. Я это к тому, что я не снимаю репортаж со сцены. Я не вижу никакого смысла в передаче повествования спектакля. И я прекрасно понимаю (здесь внимание!) всю ущербность фоторепортажа недокументального события. Мне не нужно объяснять, почему сценическая фотография не участвует в фотоконкурсах и фотовыставках, кроме тематических.


Зритель в театре на Дубровке. 2011.

Повторюсь, я отношусь к фотографии со сцены как к рекламному продукту, призванному привлечь внимание зрителя, поэтому я работаю над каждым изображением, как если бы его сняли постановочно в фотостудии. В данном случае, фотоплощадка с декорациями и светом — это сама сцена. Т.е. получить от меня изображение «на завтра», после съемки, часто очень сложно. Мне требуется время для работы над изображением на компьютере. Где-то больше, где-то меньше. Прежде всего, это зависит от качества сценографии и освещения. Часто приходится исправлять ошибки из-за технического недооснащения или когда съемка велась «по живому», и не было возможности внести правки, например, в освещение, облегчающие жизнь фотоаппарату. Короче, здесь много нюансов, которые очень сложно описать в одной статье. Главный подход, гарантирующий самый лучший результат: я должен знать спектакль; во время съемки спектакля мне нужна свобода перемещения по залу (вдоль авансцены, подъемы для портретных точек и т.п.). Т.е. я хожу на прогоны и готовлю зал для фотосъемки. По этой причине, я не снимаю на пресс-показах.

Все это относится к новым постановкам. К уже идущим тоже есть подход.

Мюзикл "Призрак оперы". Stage Ent. Russia. 2014.
Мюзикл "Поющие под дождем". Stage Ent. Russia. 2015.
Мюзикл "Золушка". Stage Ent. Russia. 2016.
Мюзикл "Красавица и Чудовище". Stage Ent. Russia. 2008.
Мюзикл "Русалочка". Stage Ent. Russia. 2012.


Очень часто насмотревшись на мои стейджевские картинки, меня просят сделать то же самое для площадки со скромными техническими вводными. Здесь важно понимать, что достигнуто с помощью технического оснащения бродвейского мюзикла, а что с помощью навыков компьютерного художника! Об этом будет ниже. Тем не менее, именно «Стейдж» привел меня к этому качественному стандарту, которому я успешно следую на любой драматической постановке.

"Суинни Тодд". Театр на Таганке. 2016.
"Жанна Д'Арк". Театр им. Пушкина. 2015.
"Дом, который построил Свифт". Театр им. Пушкина. 2016.
"Старая башня". Театр им. Джигарханяна. 2014.
"Свадьба Фигаро". Большой Театр. 2015.


Сейчас расскажу, как выглядит идеальная фотосъемка нового спектакля.
К началу прогонов на сцене, я начинаю присутствовать в зале, попутно удовлетворяя pr-службу репортажными картинками рабочего процесса. Затем наступает день генерального прогона перед первым показом на зрителя. Это мой день. Постановочная группа готова терпеть мое присутствие перед сценой, на сцене, в зале, на стремянках и т.п. Я знаю спектакль, я уже выбрал сцены, я знаю как их снимать: с художником по свету я договорился о возможных правках для всего спектакля или конкретных сложных сцен (они прописаны на пульте), постановочная группа о них тоже знает и жужжать не будет. Снимаю. Следующий день - показ для пап и мам. Это тоже мой день. Если я чего-то не снял, куда-то вчера не добежал, вовсю мешаю папам и мамам - они свои и тоже не жужжат. Третий день - первый зритель (в условиях музыкального театра, это допремьерное превью на коммерческого зрителя с возможными остановками). Т.е. в этот день я снимаю адресные планы спектакля из зала. Стандартная схема съемки спектакля - три дня: два ракурсных, один адресный. Ракурсная съемка самая богатая и выразительная. Адресная - это открытки для сценографа, чтобы показать богатство декорации.

Повозите слайдер, чтобы получить пример ракурсной и адресной съемок.
Мюзикл "Поющие под дождем". Stage Ent. Russia. 2015.


Думаете, всё?
Нет. Это же идеальная фотосъемка спектакля. Наступает день EPK (Electronic Press Kit) - это фото и видеосъемка презентационного материала для прессы (речь не о приглашенных представителях прессы, а о специальной съемке рекламного материала). В этот день утром вызывается труппа, все службы сцены, а несколько отобранных самых эффектных сцен, прогоняется несколько раз - на камеры. Этот режим съемки не заменим для массовых хореографических номеров. Можно остановить, повторить, подобрать ракурс. Можно снимать хоть между актерами. Также можно поставить фотосвет и снимать главных героев без «следов от пушек». Все что угодно - для лучшей картинки. Для драматических постановок этот способ съемки излишне морализован и табуирован нашими театрами, на мой взгляд. Мол, драматические актеры не могут затрачиваться много раз и т.п. Это, безусловно, так! Но только если верить, что фотография когда-нибудь передаст зрителю эту энергию. Я понимаю, какой это жирный кусок для спора, но уверен, что оппоненты у меня будут только среди фотографов, снимающих в театрах, а не в среде постановщиков. Им и пишу.

Для уже идущих спектаклей: в случае, если нет возможности устроить прогон, существенным недостатком будет отсутствие ракурсной съемки. В этом случае съемка ведется из зала при зрителе с разных точек. Компенсировать отсутствие передвижения по залу удается только количеством отснятых спектаклей.

А также остается доступным способ съемки сцены из кулис. Световые приборы, установленные в прострелы, дарят очень эффектные ракурсы, которые зритель иначе никогда не увидит.

Мюзикл "Красавица и чудовище". Stage Ent. Russia. 2009. Оба кадра сняты из правой кулисы.
Мюзикл "Кошки". Stage Ent. Russia. 2005. Снято с плиты (кто помнит декорацию поймет), сцена справа.
Мюзикл "Кабаре". 2012. Снято из левой кулисы.
Мюзикл "Поющие под дождем". 2016. Левая кулиса.


Спектакль - художественное произведение.
А, значит, сам бог велел сценической фотографии быть художественной. Т.е. единственное за счет чего может котироваться сценическая фотография - это ее высокие изобразительные качества. А поскольку сценическая фотография лишена пресловутой документальности, у фотографа оказываются развязанными руки. Он тоже может врать. И благодаря своим тех.возможностям, он может врать так, как не приснится ни одному сценографу или художнику по свету.

Фотограф на сцене может вообще все!



Мюзикл "Обыкновенное чудо". 2010.

Я, поначалу, здорово опасался реакции сценографов на свои фантазии. Думал, как же я, так возьму, и не передам его замысел. Но, удивительное дело: оказалось, замысел сценографа, как правило, настолько же далек от идеального воплощения, как raw-формат, снятый с недодержкой (чтобы спасти пересветы), от финальной картинки. В фантазиях фотографа они могут увидеть и стремление к собственным самым смелым замыслам. Еще, может, я угадывал что-то. Потому что, как ни крути, ты вынужден развивать заложенную в спектакле изобразительную идею. Но, мне кажется, это прежде всего потому, что фотография и спектакль – не одно и то же. На жизнь спектакля, в широком смысле, фотография не оказывает никакого влияния. Только на нового зрителя, и только до третьего звонка. Потом она умирает. Или чахнет в архивах соцсетей.

Театр им. Пушкина. "Женитьба Фигаро". Сценография: З.Марголин. Свет: Д.Исмагилов. 2014.

Итак, твори, что хочешь.
Считаю это самым восхитительным преимуществом жанра! Но! Этот подход требует дополнительных проф. навыков художника-иллюстратора. И больше того результат вполне может лишиться определения «Фотография». Но я всегда руководствуюсь двумя простыми правилами: оценивается не процесс, а результат. И если талантливо, то можно все.

Идеальная работа художника по свету, ничего не нужно править. Сценография: З.Марголин. Свет: Д.Исмагилов.
Театр им. Пушкина. "Дом, который построил Свифт". 2016.


Этот художественный подход более затратный по времени. Подготовка 20-ти таких изображений может занять больше времени, чем вал из 400 кадров репортажа, из которого, кстати, вы все равно выберите 10-20 рабочих. Но лично у меня в наличии киношное (VFX) и дизайнерское прошлое, которые оставили достаточное количество технических навыков по быстрой обработке изображения. Их я и использую.

Спектакль "Жанна Д'Арк". Театр им. Пушкина. 2016.

Закулисная съемка.
Это то, что уже относится к более широкому понятию «театральная фотография» и которая, кстати, вполне отвечает искомым документальным требованиям. Здесь и с выставочными кадрами все нормально, и с именами известных фотографов. И поэтому фотографу кулисы всегда интереснее сцены. Там же люди, а не герои, там жизнь. Одна беда. Театру вообще не нужны кулисы. Они не продают спектакль. Используются для иллюстраций интервью или соц.проектов. Кулисы нужны только фотографу и актерам. А в моей практике было даже так, что съемка сцены, была платой, чтобы попасть за кулисы.

Изнанка спектакля Театра им.Пушкина "Женитьба Фигаро". Сценография З.Марголина. 2014.
Премьера мюзикла Мама-Мия. Нервы перед выходом на сцену. 2012.
Кулисы мюзикла "Чикаго". 2014.
У гримерного столика в кулисах мюзикла "Русалочка". 2012.
"Призрак оперы". Финальные поклоны. Закрытие постановки. Stage Ent. Russia. 2016.



Фотосъемка репетиций.
Интересно, то что заканчиваю я здесь тем, чем начинается фотознакомство со спектаклем. Лучшее, что есть в репах - это «классы». Там актеры еще люди, режиссер их не успел превратить в героев, и потому, возможна контактная фотография: ошибки, оговорки, смех, слезы, крик, мат — все, что угодно. Это самое интимное место, куда может прийти фотограф в театре. И это всегда акт абсолютного доверия этому фотографу.




Всё.
Я перечислил основные аспекты и правила. План съемки конкретного спектакля всегда будет индивидуальным.


Единственный вопрос про аппаратуру, которой может вас волновать: да, у меня есть полностью бесшумная камера для съемки в зале со зрителями. (Проверено Московской Филармонией!)


Ланг-Ланг. Московская Филармоня. Зал Чайковского. 2014.